В центре внимания
Лучшая подруга — мир моды и красоты

Омичка, которую обвиняют в преследовании своего преподавателя, рассказала свою версию событий

Омичка, которую обвиняют в преследовании своего преподавателя, рассказала свою версию событий

«СуперОмск» уже неоднократно писал об уголовном деле в отношении 33-летней омички Анастасии Миллер и ее непростых «взаимоотношениях» с бывшим преподавателем Евгением Соломоновым. По версии следствия, девушка откровенно преследует и следит за мужчиной, отчего и попала под статью за вмешательство в частную жизнь.

Сама Анастасия уже неоднократно высказывала свою позицию в социальных сетях и обратилась за этим и к нам. Что ж, по закону мы обязаны дать ей право на ответ. Публикуем.

Цитата «СуперОмска»

«Все началось с того, что Соломонов Евгений написал на меня заявление в Следственный комитет, что я его сексуально преследую. Вот только я маленькая, хрупкая девушка, а он взрослый, здоровый мужчина, который вдруг испугался за свою жизнь и здоровье. При этом Соломонов деликатно умолчал, что это именно он инициировал общение с бывшей студенткой. Именно он всячески намекал на личные встречи, щедро одаривал комплиментами, предлагал общаться на очень личные темы и постоянно указывал в своих сообщениях, что между нами много общего».

Мнение Анастасии Миллер

«В ноябре 2018 года в Следственном комитете Омской области было возбуждено уголовное дело по заявлению Соломонова Е.В., который указал, что несколько месяцев его в интернете с помощью любовных посланий преследует молодая, хрупкая девушка, бывшая студентка ОмГУ им. Ф. М. Достоевского Миллер Анастасия, а он, молодой, здоровый мужчина, читая эти сообщения, боится за свою жизнь и здоровье!». Редакция «СуперОмск» перефразировала на свой манер мое видеообращение, выставив в глазах общественности меня сексуальным маньяком. Я никогда не преследовала Соломонова Е. В., тем более сексуально. Четко указала, что Соломонов Е. В. якобы испугался моих любовных сообщений. Никто не организовывал круглосуточные слежки за ним и не нарушал закон. Я даже физически не имею такой возможности, ведь являюсь матерью двоих несовершеннолетних детей и также работаю как индивидуальный предприниматель – за период с июня 2018 года и по настоящее время мной лично выполнено более 800 заказов – это может подтвердить статистика выполнения мною работ хотя бы на одном сайте – «Автор 24», а также мои прямые заказчики – я являюсь топовым автором в России по оказанию консультационных услуг студентам. Когда у меня было время осуществлять «слежку» за Соломоновым Е. В.?! Очень часто встречи с Соломоновым Е. В. были случайны, так как пока живем относительно недалеко от его места жительства и работы (все действия происходят в радиусе 2-5 км), а детский сад и планируемая к приобретению новая квартира расположена в Кировском АО, и маршрут проходит через ул. Крупской. Всякий раз, когда Соломонов Е. В. видит машину моего мужа он звонит следователю и жалуется, что его преследуют. Следователь считает нормальным подобные неформальные «жалобы».

Следствие утверждает, что всю личную информацию я «собирала» сама и через третьих лиц – наши встречи и телефонные разговоры уже не прослушать, но есть прекрасное доказательство – переписка в социальной сети «Вконтакте» и мессенджере WhatsApp –она удалена. Я семь раз ходатайствовала о восстановлении переписки СУ СКР по Омской области, но мне отказывали, ссылаясь на показания Соломонова, что она носит деловой характер. Администрация социальной сети «ВКонтакте» сообщает, что переписка может быть восстановлена только по запросу правоохранительных органов. Восстановив переписку, следствие убедится, что всю информацию, составляющую личную и семейную тайну, Соломонов Е. В. сообщал добровольно, по собственной инициативе, будучи заинтересованным в общении со мной. Почему следствие отказывает в восстановлении такого доказательства? Потому что оно не в пользу Соломонова Е. В. и закрывает уголовное дело», – утверждает Анастасия Миллер.

«СуперОмск»

«Девушка работу выполнила, возникла небольшая заминка с оплатой, проблему быстро разрешили, на этом их общение и прекратилось».

Анастасия Миллер

«Соломонов Е. В. резко прекратил общение со мной, заблокировав во всех социальных сетях и мессенджерах, после выполненной по его просьбе программы по кадастровой деятельности для Института дополнительного образования, на разработку которой я потратила месяц. «Небольшая заминка с оплатой» длилась четыре месяца, пока я публично в посте в социальной сети «ВКонтакте» не обратилась с просьбой произвести оплату за выполненные модули программы, хотя если бы у бизнесмена Соломонова Е. В. было желание оплатить работу, он мог бы сделать это самостоятельно, перечислив денежные средства на мой расчетный счет ИП. В итоге, встретившись с моим мужем, Соломонов Е. В. не оплатил и треть заявленной суммы за выполненную программу, еще и взял расписку с моего мужа. Через месяц я вернула эту «подачку» Соломонову Е. В. на его карту Сбербанка, привязанную к номеру мобильного телефона», – уверяет Миллер.

«СуперОмск»

«Через год в июне прошлого года Анастасия напомнила о себе, написала СМС. И понеслось. В день она отсылала по 20-30 сообщений, с разных номеров и по 30-40 электронных писем. Писала в социальные сети и мессенджеры, слала интимное видео. В итоге к моменту возбуждения уголовного дела набралось более 3 тысяч разных сообщений с фотографиями и скриншотами, порядка 1 500 роликов, в том числе и пикантного содержания, 50 голосовых сообщений и 27 зарегистрированных на нее сим-карт. Например, выходит потерпевший из кафе, она его фотографирует и тут же шлет ему это фото со словами: «Я все о тебе знаю и наблюдаю». И так изо дня в день – любовные сообщения чередуются с угрозами и шантажом».

Анастасия Миллер

«Откровенная клевета следователя Василенко П. Ю. – по этому поводу было составлено заявление о преступлении руководству Генпрокуратуры, СК РФ, СКР по Омской области.

В социальных сетях и мессенджерах я была заблокирована у Соломонова с октября 2017 года, после того, как разработала по его просьбе программу по кадастровой деятельности для Института дополнительного образования.

У меня никогда не было 27 сим-карт и подобного ежедневного количества СМС! На меня оформлены 4 симкарты – я их использовала для решения делового вопроса с Соломоновым Е. В. – в сентябре-октябре 2018 года он не хотел меня зачислять на курсы повышения квалификации в своем Институте дополнительного образования до тех пор, пока я не сказала, что мне придется обратиться в Министерство образования и Роспотребнадзор, поскольку, согласно публичной оферте, он мне не может отказать в зачислении на курсы в его институте, а позже с ноября 2018 года по март 2019 года я не могла добиться получения от него свидетельства об окончании курсов в его институте. Также я звонила на рабочий телефон Соломонова Е. В., но его сотрудница, которая также является учредителем Института дополнительного образования, всякий раз, когда слышала мой голос, демонстративно не приглашала его к телефону. Он просто не хотел мне выдавать свидетельсво об окончании курсов (что доказывает весь пакет документов, направленный мне вместе с дипломом и оформленный «задним» числом с реквизитами института, отличными от тех, которые были на момент моего зачисления), до тех пор пока я не попросила оказать содействие ректора ОмГУ им. Ф. М. Достоевского, написав официальную претензию Соломонову Е. В.

Я никогда не писала сообщения: «Я все о тебе знаю и наблюдаю». Случай в кафе. В обеденное время я с мужем ехала с работы моего мужа, от корпуса экономического факультета ОмГУ мимо находящегося через дорогу корпуса юридического факультета ОмГУ, далее выехали на улицу Химиков. Проезжая мимо ресторана «Бретцель», я увидела на пустой парковке автомобиль Соломонова, на котором он приезжал на встречи со мной и подвозил меня до дома, и как раз в этот момент Соломонов Е. В. выходил из ресторана в обнимку с молодой девушкой. Я это увидела, сфоткала машину и написала ему сообщение, что видела его. Не буду отрицать, что сообщение было достаточно эмоциональным, потому что приревновала его, но никаких угроз жизни и здоровью не было, не говоря уже о действиях.

Я, действительно, писала Соломонову Е. В. сообщения о своих чувствах. Количество, озвученное следователем, – откровенное вранье. В моем электронном ящике в период с июня 2018 года по настоящее время насчитывается 2 473 исходящих сообщений, включая переписку с моими заказчиками, а также с другими людьми. Соломонову Е. В. за весь период было отправлено порядка 2 000 сообщений, включая видеоролики и односложные сообщения. Видеороликов не более 100 штук – я снимала каждый видеоролик в формате «сторис» по 15 секунд в «Инстаграм» и посылала каждый видеоролик отдельным сообщением, чтобы ему было легче читать. Около 1000 сообщений были отправлены после обыска, проведенного в квартире моей семьи в конце ноября 2018 года. Я говорила Соломонову о том, что понимала, что он обратился к своим хорошим знакомым в правоохранительные органы, и также рассказывала Соломонову о том, как меня вызывают в Следственный комитет на «устные беседы» без повесток по его указке и оказывают давление, угрожая посадить меня в СИЗО, упечь в психдиспансер, лишить детей. То, что Соломонов Е. В. называет «угрозами» –периодически писала ему, что обыски у него должны быть проведены, потому что у меня есть все основания полагать, что он занимается отмыванием денег. По этому поводу в апреле 2019 года я написала ходатайство следователю с просьбой пояснить, какие проверки были организованы по возможным финансовым махинациям Соломонова Е. В. Следователь Следственного комитета ответил, что вопросы хищения денежных средств не относятся к компетенции Следственного комитета. Проверки никакой не было проведено.

Обращаю внимание, что я всегда писала с одного электронного адреса – с моей рабочей почты, которую я зарегистрировала в 2011 году. Он эти сообщения принимал, читал, анализировал. Я не могла понять его чувств. Если мы не хотим пускать в квартиру чужих людей, мы вешаем замки... Соломонов мог бы просто заблокировать меня в почте (я уже не говорю о человеческом разговоре), но нет – он продолжал принимать сообщения, проявлять к себе интерес, разжигая чувства...», – уверена Анастасия.

«СуперОмск»

«Детективов она просила собрать сведения о недвижимости бывшего преподавателя и его счетах, а также желала получить полную выписку по банковскому счету его фирмы. Получила и направила все это опять же потерпевшему, мол, слежу за тобой. При обыске мы нашли эту выписку у нее в компьютере», – говорит Василенко».

Анастасия Миллер

«Никаких заказов о сборе сведений о недвижимости и о счетах Соломонова Е. В. я не давала, а также не просила получить выписку по банковскому счету. В начале октября обратилась в детективное агентство к знакомому нашей семьи, которое имеет лицензию на осуществление частной детективной деятельности, с просьбой установить, куда вечером уезжает автомобиль Соломонова Е. В., поскольку я не следила за ним, а пыталась поговорить, приезжая в удобное для себя время, мне было непонятно, куда он девается со своего обычного места жительства, о котором он сообщал мне сам. Также просила детектива предоставить реальные бухгалтерские балансы и отчет о прибылях и убытках его института. Эта информация не является конфиденциальной – ее можно запросить также в государственных органах статистики за определенную плату. Зачем она мне была нужна? Соломонов Е. В. в июне 2018 года в разговоре с моим мужем и жаловался на проблемы, был очень подавлен и худой. Мне стало его жалко, подумала, что проблемы имеют финансовую основу. На сайте «За честный бизнес» светился убыток «-500 тысяч» за 2017 год. Поскольку в сентябре 2018 года мне пришел значительный транш, я готова была ему помочь, о чем также писала ему, но мне нужно было знать обновленную информацию, получает ли институт прибыль или терпит убытки.

По поводу выписки на компьютере я также предоставляла информацию в органы следствия. В октябре 2018 года в почтовом ящике квартиры, в которой я проживаю, я обнаружила конверт без указания адресов получения и отправления. В нем лежал USB-флеш-накопитель и записка, на которой печатными буквами был написан следующий текст: «Анастасия, угомонись уже. Надеюсь, хоть эта информация поможет тебе понять, что за мошенник и лжец этот твой Соломонов». Конверт и записку я впоследствии выбросила, USB-флеш-накопитель – либо утерян, либо изъят СУ СКР в ходе проведения обыска в ноябре. На этой карте памяти содержалась некоторая информация, в том числе информация о движении денежных средств по расчетному счету ООО «Институт дополнительного образования».

Я не имела прямых доказательств противоправной деятельности. Однако меня очень обеспокоила эта информация. Я не знала, что думать: что Соломонов Е. В. как руководитель ООО «Института дополнительного образования» сам проводит незаконные операции, или же что его заставляют это делать. Поэтому я продолжала писать ему на личную почту, спрашивая его об этом и чуть ли не умоляя его выложить новые курсы на сайт, раз они разработаны и оплачены. Ведь я не была уверена ни в том, что информация на этом файле правдивая, ни в том, что я была единственным человеком, который получил этот файл. Обращаю внимание на тот факт, что даже случайно получив информацию, составляющую коммерческую тайну, я не стала использовать ее во вред Соломонову Е. В. Я могла бы передать эту информацию конкурентам или как-то иначе ее обнародовать. Однако, я не обращалась даже в прокуратуру, так как считала, что в этом вопросе нужно быть уверенной наверняка. В детективном агентстве никаких заказов получить банковскую выписку Института дополнительного образования никогда не озвучивала», – рассказывает омичка.

«СуперОмск»

«По 3-4 раза в неделю девушка и сама вела слежку за «объектом своего обожания». Для этого завела себе почти личного таксиста. Уходила из дома в 22 часа и до 2 часов ночи следила и наблюдала за своим «возлюбленным. Ездила на такси к его дому или местам, где он в тот момент находился. Сидела в машине, фотографировала, слала ему сообщения. За эти услуги подозреваемая платила таксисту одну тысячу рублей в час. Водитель этот установлен и допрошен. Иногда за отдельную плату он и сам занимался слежкой. Анастасия заверила мужчину, что это ее парень», – уверяет следователь».

Анастасия Миллер

«Мои поездки на такси датируются осенью 2018 года – когда я пыталась лично поговорить с Соломоновым и уже добиться от него нужного мне документа об окончании курсов повышения квалификации, а также призвать его к ответу за то, что он ходил и бессовестно клеветал на меня и моего мужа у себя на работе и на работе мужа – в ОмГУ – и этому есть масса свидетелей. И я только один раз ждала Соломонова Е. В. до 2 ночи, потому что была возмущена этой клеветой.

Что касается услуг данного таксиста, то ими пользовалась вся семья – у мужа была машина в ремонте 2 месяца, мы периодически обращались к нему, чтобы съездить в магазин, отвезти и привезти детей в садик. Мой муж также знаком с этим таксистом», – заявляет обвиняемая.

«СуперОмск»

«Неоднократно спрашивал ее: «Потерпевший Вам что-то обещал или отвечал взаимностью?». Отвечает, что нет. Спрашиваю тогда, мол, зачем все это. Молчит. При этом эта девушка окончила школу с золотой медалью, а институт – с серебряной. Явно что-то не то, потому и решили проверить ее психическое состояние. Назначили сперва амбулаторную экспертизу, а 31 мая суд постановил поместить ее в клинику для проведения стационарной судебной экспертизы. При этом в суд Анастасия принесла кучу документов и заявила, что собирается получить лицензию на ношение оружия и детективную деятельность, а затем открыть агентство и назвать его «Соломон-OFF», – утверждает Василенко.

При этом, по словам следователя, о таких «похождениях» супруги в курсе и муж Анастасии, который, к слову, работает в том же вузе, что и потерпевший».

Анастасия Миллер

«Мои показания в суде отражены в проколах судебных заседаний, и ничего подобного о том, что я хочу открыть детективное агентство «Соломон-OFF» и получить разрешение на оружие, в них не отражено.

Мои показания, которые я давала следователю, содержатся в проколах допросов, а также на личном телефоне следователя Василенко П. Ю., который осуществлял видеосъемку на очередной устной беседе, оказывая давление на меня в кабинете руководителя Первого отдела по расследованию особо важных дел.

Свои отношения с мужем я отказываюсь комментировать общественности, так как этот вопрос не имеет отношения к уголовному делу. Следователь вместо предоставления юридической информации по уголовному делу решил превратить всю эту ситуацию в сюжет для ток-шоу? Интриги… Скандалы… Разоблачения…

Своим видеообращением я хотела получить четкие комментарии по существу уголовного дела. Почему оно расследуется уже почти 7 месяцев вместо установленного разумного срока в 2 месяца? Почему мне не предъявляется новая версия обвинения, ведь доводы предыдущего обвинения я опровергла почти месяц назад, и в качестве мести за это началась бурная деятельность по помещению меня в психдиспансер.

Обычно следователи дают такие комментарии – с четким описанием, в чем конкретно обвиняют человека. А я даже из средств массовой информации так и не поняла, в чем же меня обвиняют. Какие мои конкретные действия свидетельствуют о том, что я действительно нарушила неприкосновенность частной жизни «потерпевшего». Ну а просто так публично выпаливать факты моей частной жизни, которые к уголовному делу отношения не имеют и которые следователь Василенко узнал исключительно в силу своего служебного положения – это уже тянет на преступление со стороны самого следователя.

Организаторы информационной атаки на меня публично показали, что настоящих, не придуманных доказательств моей виновности нет, и поэтому приходится подтасовывать факты и пытаться поместить меня в психиатрический стационар вместо направления уголовного дела в суд.

Следователь Василенко своими комментариями в СМИ сам допустил преступления в отношении меня: клевета, нарушение тайны частной жизни, превышение должностных полномочий. А средства массовой информации на основе доверия к должностному лицу – следователю Василенко – публично зафиксировали эти поступки следователя», – убеждена Миллер.

«СуперОмск»

«Между тем выяснилось, что Анастасия «терроризировала» не только самого Соломонова.

«Добралась она и до его родственников. Например, слала цветы его маме и сообщала, что они от будущей жены его сына. Выследила Анастасия и дочку потерпевшего. Стала слать ему фото со словами: «Я знаю, в какой садик ходит твоя дочка и где она живет!» – сообщил следователь».

Анастасия Миллер

«Да, я действительно, отправила цветы его маме 1 сентября как преподавателю и на День матери с запиской: «Маме лучшего мужчины на свете». Я ошиблась... Но его мама не отказывалась от букетов, принимала их от служб по доставке букетов. В квартиры я никогда не лезла, камеры, «жучки-маячки» не устанавливала...

Я не писала подобных сообщений Соломонову Е. В, у меня не было фото его дочери, а о месте ее жительства я могла судить лишь по словам самого Соломонова. Про то, что она ходит в садик и в какой, я тем более не в курсе. Так что угроз или просто вмешательства в частную жизнь с моей стороны не было.

Цель Василенко П. Ю. выставить меня как абсолютно неадекватного человека, настоящего маньяка, совершающего аморальные поступки и представляющего угрозу для общества.

Не считаю свое поведение идеальным как девушки, но я не понимала поведение взрослого 44-летнего мужчины, который сам впустил меня в свою жизнь, проявив инициативу в общении, добровольно рассказал мне о своих личных и семейных тайнах, просто бегал от элементарной ответственности (еще раз уточняю, что нас продолжали связывать также деловые моменты). Обращение Соломонова Е. В. в Следственный комитет считаю попыткой оказания давления на меня, с целью противодействия обнаружения фактов противоправных действий Соломонова Е. В., который в этом уголовном деле считается потерпевшим», – сообщает Анастасия.

Собственно, вот и весь ответ, комментарий и позиция Анастасии Миллер.

Источник

Читайте также
Редакция: info@bombatut.ru | Карта сайта: XML | HTML